Следующий матч 

ЦСКАРубин
-:-
18-й тур
09.03.2019,

Последний матч 

РубинАхмат
1:0
18-й тур
02.03.2019,

Турнирное положение 

#КомандаИОМячи
5ЦСКА132017-7
6Спартак М131914-13
7Оренбург131914-11
8Рубин131913-11
9Урал131614-20
10Ахмат131610-13
11Динамо М131510-10

Бердыев, Громов и другие: тайны «рубиновской» кухни

Ильдар ГубайдуллинМЕНЕДЖЕР ПО РАБОТЕ СО СПОНСОРАМИ «РУБИНА» В ЭКСКЛЮЗИВНОМ ИНТЕРВЬЮ «БИЗНЕС ONLINE» РАССКАЗАЛ О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ ВНУТРИ ГЛАВНОЙ СПОРТИВНОЙ КОМАНДЫ РЕСПУБЛИКИ

Почему генеральный директор «Рубина» Андрей Громов подписывал счета карандашом, как из клуба ушел Александр Рязанцев и почему один из лидеров Натхо взял паузу, раздумывая остаться ему в клубе или нет? Какая в клубе атмосфера в тот момент, когда «Рубин» проводит худший сезон в премьер-лиге за многие годы? О чем не догадывается президент клуба Валерий Сорокин? Об этом и многом другом в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал бывший менеджер по работе со спонсорами казанского «Рубина» Ильдар Губайдуллин. За 8,5 лет, что он работал в «Рубине», в клубе трижды сменилось высшее руководство, и потому ему есть с чем сравнить...

В «РУБИНЕ» РАСЦВЕЛА БЮРОКРАТИЯ

— Ильдар, начнем от печки: кто был вашим непосредственным руководителем в «Рубине»?

— Формально руководителем была Климова, она подписывала мой обходной лист перед увольнением. В клубе сейчас набрали такое количество людей, и все они руководители и начальники, так просто кто и кем управляет не разобраться.

— Как было организовано ваше общение с Климовой с того момента, как она стала руководить маркетингом в клубе?

— Марию Климову никто не представлял коллективу. У нас все общение сводилось к перепискам по электронной почте. Кто пишет, что пишем, какой работник пишет, чем он занимается не совсем понятно, но мы все время писали и писали служебные записки. С момента появления в клубе Громова я написал столько служебных записок, сколько не писал за 7 предыдущих лет в «Рубине».

— Знаете, служебные записки не есть что-то однозначно плохое. Какая мотивация, с вашей точки зрения, разведения такой бюрократии?

— Генеральный директор на базе бывает пару часов в неделю. Вот потому и разводят бумажную волокиту. Большую часть времени, похоже, Громов проводит в офисе «Связьинвестнефтехима» на Кремлевской улице, где у него также есть кабинет. Ему эти бумаги отвозят неизвестно куда, и пару недель нужно ждать по ним ответа. Дней через 10 может прийти ответ: «Напишите более развернуто». Время уходит, хотя многие вопросы нужно решать здесь и сейчас. Как сидя вдали от базы можно управлять клубом? Ведь «Рубин» — это не только футболисты, на команду и ее обеспечение работает множество разнообразных служб, необходимо еще обслуживать поле и здание базы.

— Есть ведь завхоз, директор базы, эти вопросы входят в их компетенцию.

— У этих людей нет серьезных полномочий, особенно в части финансов, все замкнуто на генеральном директоре клуба. Интересно, что большая часть служебных записок отправляется финансовому директору Ильдусу Махмутову. Как решит Ильдус Фатихович, так и будет. Кто он такой? Бухгалтер, так вот откуда он может знать, что нужно, а что не нужно производству? Генри Форд сказал однажды, если ты хочешь развалить компанию, поставь в ее руководство бухгалтера.

— Махмутов также в СИНХе сидит?

— Да, может быть раз в две недели на пару часов приедет на базу и все.

Ильдус Махмутов
Ильдус Махмутов

ФИНАНСОВЫЙ ДИРЕКТОР ВО ВСЕХ ВИДИТ ВОРОВ

— То есть оперативным управлением клуба, получается, занимается господин Махмутов?

— Может быть, они там как-то коллегиально все решают, может, только Махмутов, я не могу сказать, говорю лишь о том, с чем я сам сталкивался. Понять, как там все руководство устроено, сложно.

— Так кто же из руководства постоянно находится на базе?

— У Громова есть кабинет на базе, но он там бывает нечасто. У Махмутова есть кабинет и даже некий отдел, который он создал, но все решения принимаются в СИНХе, и подпись Махмутова стоит практически под каждым документом. А Мария Климова сидит на Центральном стадионе, получается, что на базе постоянно находится только Курбан Бердыев.

— Кстати, Махмутова все узнали по тому приснопамятному интервью, которого, как гласит официальная версия клуба, на самом деле не было, но в котором он умудрился обвинить в коррупции многих заслуженных людей, работавших в клубе до него...

— Блогер Влад Зимагулов, который якобы придумал это интервью, через пару недель написал заметку в официальную программку «Рубина» к матчу с «Анжи». Вот и думайте, был ли это неизвестный никому в клубе мальчик или...

— Махмутов в той беседе, кроме великих, обвинил Ивана Мешкова — бывшего руководителя отдела маркетинга «Рубина», в воровстве, мол, на счетах его компаний оседали крупные суммы.

— Махмутов работал в недрах СИНХа, как он сам говорит, что пришел в клуб как ревизор и во всех теперь видит воров. Типичная охота на ведьм. Что касается обвинений в адрес Ивана Мешкова. Ваня ездит на кредитном авто, живет в двухкомнатной квартире с супругой и двумя детьми. По мне так обвинения в воровстве ложные и не более чем клевета. Махмутов же не понимал, например, связи между рекламой матча и посещаемостью, что само по себе нелепо. Зачем афиши по городу? Вся Европа, получается, ничего не понимает. Лучше, похоже, сделать, как сейчас — вместо афиш голые изображения новой эмблемы и пустые трибуны.

— Давайте сменим тему, перейдем к главному. Что сделала новая команда после прихода в клуб? Все ведь читали интервью Махмутова, в котором он рассказал, что в клубе финансовая ситуация была не самая лучшая.

— Экономия с их стороны сомнительная. С одной стороны, экономия есть. В клубе обидели низшие и незащищенные слои работников. Например, водителям, дворникам, прачкам и горничным убрали доплату за работу в выходной день. Снег ведь не спрашивает, какой день недели на дворе, когда начинает идти, точно так же можно сказать и о графике тренировок. У команды игра в воскресенье, игроки заезжают на базу в субботу, и после тренировок, особенно в дождливую погоду или осенью, остается много грязной одежды и белья. Нельзя же оставить эти вещи дождаться стирки до понедельника. Началось с такой экономии. Перестали подписывать приказы на оплату работникам за работу в выходные и праздничные дни, говорили, что будут оплачивать работу в выходные вместе с премией, но в итоге только премию людям сократили. С другой стороны, Громов и Махмутов летают бизнес-классом, живут в дорогих отелях.

— Сколько получает условная прачка за выход в рабочий день?

— Где-то 500 рублей, их там человек 10 от силы в общей сложности выходит в один день.

— То есть экономия за два входных дня в пределах 10 тысяч рублей?

— Возможно, может быть и немного больше, но это ведь копейки.

— В сравнении с ценой билета в бизнес-класс сумма действительно выглядит не очень солидно. Хотя руководство одного из ведущих клубов страны, наверное, может себе позволить бизнес-класс. Или нет?

— Громов любит летать «Аэрофлотом», даже если есть альтернатива, которая дешевле обходится клубу, то он все равно выбирает «Аэрофлот». Кто знает, тот поймет, что такое полет в бизнес-классе «Аэрофлота» и порядок стоимости билетов заграницу.

— Знаете, гендиректор может летать высшим классом, это еще можно понять. Но злые языки говорят, что тот же Махмутов летал на матч с «Челси» в Лондон?

— Да, летал бизнес-классом и жил в дорогой гостинице, также он раньше посещал игру в Мадриде. Замечу, что в Лондон можно было слетать чартером с командой. Я не понимаю, зачем финансовому директору летать на игру. Не понимаю. Почему тогда он не ездит с командой в Пермь, если так любит смотреть футбол на трибунах?

Громов любит ездить на дорогих автомобилях в командировки. Я видел счет на 2 тысячи евро за аренду автомобиля для генерального директора. Это какая машина должна была быть? Отличный минивэн в США стоит 500 долларов на неделю.

— Опять не соглашусь. Если Громов экономит клубу на трасферах миллионы евро, да ради Бога... Но эти ваши слова мы сохраним в интервью. Это говорит о тех настроениях, что есть в клубе...

Андрей Громов, генеральный директор
Андрей Громов — генеральный директор «Рубина»

В КЛУБЕ РАЗДРАЙ, И СТРАДАЮТ ОТ НЕГО НЕ ТОЛЬКО ПРОСТЫЕ РАБОТНИКИ, НО И ФУТБОЛИСТЫ

— «Рубин» — крайне закрытый клуб. Так все-таки как построена организационная структура в «Рубине»?

— Ее в клубе нет сейчас, она была, но новая команда все разломала, и теперь в организации творится, на мой взгляд, хаос. Нет единого коллектива. Без этого побед не будет. Образный пример. Идет война, лучшие сыны отечества ушли на фронт, а все остальные обеспечивают тыл и обеспечение армии. В клубе точно так же. Футболисты играют, а множество людей их обеспечивает. Не будет же Рондон убираться в номере или вещи себе стирать. Нужно сделать так, чтобы футболист думал только об игре.

— В «Рубине» не так?

— Как можно быть счастливым человеком, когда вокруг тебя люди несчастливы? Когда вокруг тебя обиженные люди, то как можно быть счастливым? Я верю в то, что если обидеть простых людей, то этот эмоциональный фон сказывается. В клубе раздрай, футболисты же не бездушные люди, они понимают, что получат свои деньги, если будут выполнять условия контракта, но при этом видят, с каким лицом ходят обычные работники базы, которые убирают за ними и помогают им. Футболист, в принципе, не может защитить этих людей, но и не обращать внимания на настроение этих людей он также не может. Неужели горничная, у которой отобрали копейки по меркам клуба премьер-лиги, от ее крошечной зарплаты будет заправлять постель игроку с любовью? Тем более если она знает, сколько игроки получают. Какая аура создается?

— А что говорят футболисты?

— Напрямую они ничего не говорят и ничего не скажут, у них контракты. В кулуарах практически все как один говорят, что атмосфера на базе давит. Если раньше на базу приходили как к себе домой, то сейчас игроки хотят поскорее уехать — атмосфера такая.

— Может быть, это потому что команда так играет? Раньше ведь были чемпионами, и атмосфера была соответствующей.

— Чемпионства и тем более два раза подряд не было бы, если бы в «Рубине» в целом не было коллектива. Атмосфера на базе даже в не самые лучшие годы была прекрасная. Кому-то может показаться пафосом, но слова Курбана Бердыева о том, что база начинается с человека, который поднимает шлагбаум — это не пустословие! Футболисты приходят и уходят, а хранят традиции болельщики и клубные работники. Победный дух, он ведь не на бумаге пишется, должна быть аура. Футболист приходит в клуб и чувствует эту победную ауру. Сейчас в «Рубине» все переломали.

РЕПУТАЦИЮ ЧЕСТНОГО КЛУБА НЕ КУПИТЬ

— Кстати, Рязанцев поэтому ушел?

— Думаю, что Рязанцев ушел из-за того, что понимает, что в клубе все прогнило и побед в такой атмосфере ждать не стоит.

— Громкое заявление... А Натхо точно так же скоро уйдет, как и Рязанцев, за бесплатно?

— Натхо очень набожный и воспитанный молодой человек, мусульманин, читает намаз и постится, его в ночных клубах вряд ли можно встретить. Потому и прогресс такой, что у него на уме только работа и семья. Вокруг таких людей можно строить команду. Он пока еще в «Рубине» только из уважения к Бердыеву. С Натхо говорили о контракте еще летом 2012 года. Они с Громовым договорились о продлении, более того, Бибрас со своей стороны подписал контракт, но «Рубин» этого не сделал. Прошел год, а контракта у Натхо так и нет. В прошлом году он лишь один раз был заменен, но при этом получал одну из самых маленьких зарплат в клубе. Натхо фактически обманули, а теперь и рады бы подписать контракт, а он уже думает, нужно ли ему это. Вот говорят об экономии и бизнесе, а сами упускают игрока, за которого могли бы получить солидные деньги. Страдает и имидж клуба, Натхо перейдет в другой клуб и расскажет свою историю другим футболистам, какое будет отношение к «Рубину»? Репутацию честного клуба не купить.

— А почему Роман Еременко, возможно, самый талантливый игрок страны, говорит, что не хочет уходить из «Рубина»?

— Бердыев. Его держит только Бердыев, он же говорит, что хочет расти как футболист именно у этого тренера. Знаете, почему у «Рубина» сейчас проблемы с лимитом на легионеров? Российские игроки раньше хотели перейти в Казань, чтобы поработать с Бердыевым, а теперь не хотят, потому что не знают, останется ли тренер в клубе, и не верят Громову и компании. Футбольное пространство однородно, и молва быстро разносится о проблемах в клубах, даже таких специфических, как атмосфера.

— Все-таки, может быть, с Натхо и Рязанцевым — это единичные случаи?

— Совсем недавно такая же история чуть не произошла с Сергеем Рыжиковым. Точно так же договорились о продлении контракта, он со своей стороны подписал его и начал ждать, когда ему вернут договор, подписанный клубом. Через некоторое время агент Рыжикова позвонил Громову и резонно задал вопросы. Причем у Рыжикова были хорошие предложения в других клубах, на что Громов ответил, что если есть предложения, то агент может заниматься трудоустройством своего клиента в другие команды. Тут сыграла порядочность агента, который разобрался в ситуации, а Громов вскоре отказался от своих слов.

«Рубин» и Суперкубок России

ЛЮДИ САМАРЕНКИНА НЕ МАХАЛИ ШАШКОЙ, ОНИ УМЕЛИ СЛУШАТЬ

— Как была устроена работа в «Рубине» во время президентства Гусева?

— Люди проработали столько лет в футболе, что без любви к этому виду спорта и к клубу этого сделать было бы невозможно. Работали профессионалы, причем местные. Тот же Гусев, несмотря на свой высокий статус, думаю, после поражений или черных полос переживал банально о том, как он будет смотреть в глаза соседям. Они казанские люди, и для них успех «Рубина» был важен не только с профессиональной точки зрения.

— Приход Самаренкина в «Рубин» был неслучаен. Все-таки были проблемы у клуба в части финансовой порядочности и чрезмерных трат?

— Возможно, для развития и выхода на новый уровень перемены были нужны. Я лично ничего не могу сказать плохого о прежних руководителях, о Дмитрии Самаренкине и Курбане Бердыеве. Знаешь, что у них было общего, начиная от Камиля Исхакова? У этих людей горели глаза, они могли разделять разные точки зрения, но для них всех «Рубин» был любимым клубом, которому они желали только блага. Эти люди — фанаты. У Самаренкина было делом чести собрать полный стадион, например.

— При Самаренкине финдиректром «Рубина» был Ильдар Рахматуллин. Интересно, как его функционал отличался о того, что делает Махмутов?

— Рахматуллин адекватный, он не махал шашкой. Самое его главное качество, которое отличает его от Махмутова, то, что он слушал людей и принимал решение не на основе служебных записок, а на основе бесед с людьми. Задавал множество вопросов и был на работе целыми днями, погружался в нее. Расскажу историю для сравнения. Комиссия УЕФА перед каждым сезоном дает инструкции клубам, что необходимо сделать. Там множество банальных и обычных вещей, но их необходимо выполнять. В прошлом году была такая история. Громов сначала тянул с ответом, на самом флажке я взял на себя ответственность и сказал делать, а после того, как было сделано, уже все начали задавать вопросы. Особенно усердствовал Махмутов. Почему напечатали 600 папок, а не 500, и ему не важно, что УЕФА может привязаться к тому, что на одну папку будет меньше, и так по каждому пункту. Для нас было важно сделать все по регламенту, но руководство этого не понимало. Ответственность наказуема, даже самая мелочь, а все служебки — это размазывание ответственности. Громов отказывается брать на себя ответственность.

— А какая в этом логика?

— Не знаю. Банальный пример. В штате добавили единицу менеджера, который отвечал бы за SMS-рассылку и прочие интерактивные моменты в работе с болельщиками. Так вот, Махмутов отказался покупать этому работнику компьютер, мол, не предусмотрено бюджетом. Как это? В штатном расписании единица предусмотрена, а оборудованное рабочее место для него не предусмотрено. Где логика?

Поразительно, но новые топ-менеджеры могут не держать своего слова ни перед рядовыми сотрудниками, ни перед футболистами, и уверен, что и перед Бердыевым. Могут отказаться от своих слов, которые говорили пару часов назад. Знающие люди говорят, что за ним уже начинают записывать, чтобы потом было что предъявить. Раньше ни Гусев, ни Самаренкин, ни Голов, ни уж тем более Камиль Исхаков такого себе не позволяли. Им верили и футболисты, и водители клубного автобуса.

Еще одна нелепая история. Кристиан Ансальди уже после перехода в «Зенит» попросил предоставить ему справку 2-НДФЛ, его законное право. Клуб должен предоставить документ в течение трех дней, прошло два месяца, и справку Ансальди не сделали, может быть, уже после моего ухода все-таки предоставили ее, но факт остается фактом. Какое отношение у легионеров будет после этого к «Рубину»? Не думаю, что Ансальди будет говорить гадости про «Рубин», но ведь для него помехи сейчас создает формально клуб, хотя все проще — получается, что генеральный директор некомпетентен... Вот и все.

Не понимаю логики многих поступков. У нас в «Рубине» сотрудникам клуба, у которых есть дети до 14 лет, вручался новогодний подарок — это обычная практика. Ильдус Фатихович Махмутов решил, что в целях экономии подарки будут вручаться сотрудникам, у которых есть дети до 11 лет. Экономия составила 18 тысяч рублей. Не на том экономят! Николай Толстых — президент российского футбольного союза, летает эконом-классом, как и порой главный тренер сборной России Фабио Капелло. Понимаете, где нужно экономить для начала? На себе и своих прихотях, а не на простых сотрудниках.

— Мы видим множество адъютантов, помощников, секретарей и вообще очень много новых лиц сейчас в клубе.

— Я был одним из последних из старой гвардии работников клуба, которые работали в маркетинге.

— Кстати, дни пресс-атташе Максима Лопухова, работающего в клубе с незапамятных времен, в клубе также сочтены?

— Не могу сказать, но Максим и Саша Цыбин, который также еще работает в клубе, знают о «Рубине» столько, что составителям энциклопедий стоит обратить на них внимание.

ВСЮ ЖИЗНЬ МЕЧТАЛ РАБОТАТЬ В «РУБИНЕ»

— Хотелось бы, чтобы вы рассказали немного о себе. Как пришли в клуб?

— Я давний болельщик «Рубина». У меня была мечта работать в клубе. Два первых месяца работал в клубе бесплатно. Получал огромное удовольствие от работы. Пришел в клуб 8,5 лет назад.

— Каковы были ваши обязанности?

— Изначально моя должность называлась «специалист по маркетингу», при Самаренкине я стал руководителем направления по работе с болельщиками, хотя к этому я отношения не имел, а при Громове стал менеджером по работе со спонсорами, даже на аккредитации так написано. Формально можно меня обвинить в пустых трибунах, думаю, они так и сделают после выхода интервью. Моей обязанностью была организация матча в части рекламных конструкций и продукции, а также множество подобных мелких моментов, которые обычный зритель может и не видеть. Даже если игра будет проводиться без болельщиков, работы у меня от этого меньше не будет. Мою должность с января должны были сократить и дали понять, что лучше уйти сейчас. Я согласился, потому что с эмоциональной точки зрения последний год работы был пыткой.

— Все ваши слова сейчас — это не обида на руководство из-за фактически сокращения?

— Нет, это не обида на клуб, а это обида за клуб. Я бы назвал это переживанием за судьбу родной команды, которую сейчас разваливают. После ухода из «Рубина» я не стану болеть за «Спартак» или ЦСКА и радоваться поражениям «Рубина», важно это знать, чтобы понять мои мотивы сейчас.

ЦИФРЫ ПО ПОСЕЩАЕМОСТИ НИЗКИЕ, ТАМ ЕЩЕ И БОЛЬШИЕ ПРИПИСКИ

— Наше интервью получается критичным. Может быть, у людей нет опыта управления футбольным клубом, тем более с таким большим хозяйством, как «Рубин» и с такими сверхамбициями? Пройдет время — станет получаться.

— Не знаю, чего у них нет. Иногда, думаю, а есть ли совесть, например. Так, Громов после прихода в клуб на счетах старого руководства, которые необходимо было оплатить, начал ставить подписи карандашом. Знаю историю, что один из счетов во время проверки после письма «по делу Торе» Громов вытащил из бухгалтерии и банально стер свою карандашную подпись. Не просто так же было множество судов с рекламными фирмами в начале года. Около 50 дел, насколько я помню. Как ты считаешь, это по совести?

— Нужно смотреть, что это были за фирмы, контракты и так далее. Повторюсь: может быть, им нужно дать время, они же ведь стараются?

— До их прихода в «Рубине» была поговорка «стараться, значит обо..аться», нужно не говорить, а делать, и оценкой качества работы должен быть результат. Целый год уже прошел. Я не помню, чтобы на игру приходили по 2 тысячи человек. Причем есть серьезные приписки. Система контроля доступа была долгое время в моей компетенции, могу заявить, что при Климовой в клубе занимались приписками посещаемости. Я могу предоставить вам все расклады.

Маркетологи «Рубина» могут сказать, что обогнали матч «Спартак» — «Зенит», там ведь вообще болельщиков не было. Кстати, Климовой слишком много внимания уделяется и вашей газетой в том числе. Она как кость, которую кинули голодным псам. На самом деле она не так много решает, хотя, конечно, со своей работой не справляется, но проблема в клубе не в ней. За все отвечает генеральный директор. За провалы в посещаемости тоже. Интересно, но раньше на базе люди искали лишние билеты, узнавали, как можно попасть на игру, но сейчас такого нет даже среди работников клуба, что уж говорить о простых горожанах.

— Но ведь Громов говорит, что Климова подчиняется Валерию Сорокину.

— Мне кажется, что Валерию Юрьевичу с его объемом работы просто не до «Рубина». Он отдал клуб на откуп команде менеджеров, которая просто-напросто не справляется. Масштаб и уровень Валерия Сорокина и его обязанностей уж точно не соответствует вопросам урезания выплат горничным или подарков детям. Он миллиардами управляет. Вы же понимаете это. Мне кажется, что Валерий Юрьевич многих вещей не знает, ему показывают цифры, но при этом не говорят, что сэкономили на детских подарках.

— Если не знает, то это интервью, возможно, откроет глаза на происходящее. И вас пригласят на беседу на Кремлевскую... Кстати, ведь Климовой дали затеять и провести дорогой ребрендинг...

— Конечно, за выполнением работ не уследили. На моменте создания эскиза можно было спрогнозировать, ведь эскизы утверждали, и думаю, что на самом верху. Что касается Марии, то скажу так: человеку предложили зарплату в 300 тысяч рублей, дали служебную квартиру в центре города, автомобиль с водителем, позволили заключать договоры с фирмами друзей, к примеру, визитки мы заказываем в Москве, а рекламу в Питере. Думаю, что любой человек бы согласился на такие условия. Просидеть бы хотя бы месяц, а тут Мария уже год. Ее в этом плане можно понять. Неприятные кричалки фанатов и порой жесткие материалы в прессе с такими условиями можно пережить. Мне кажется, что вся экономия в клубе подчинена тому, чтобы обслуживать нескольких людей. Им там хорошо, да и ладно.

НОВЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ К ЧЕМУ БЫ НИ ПРИТРОНУЛИСЬ, ТАМ НАЧИНАЮТСЯ СЛОЖНОСТИ?

— Основная задача, которая стоит перед руководством — убрать Бердыева? Так считает часть болельщиков.

— Не могу сказать. Но ясно одно: «Рубин» — детище Бердыева, он для клуба ничего плохого делать не будет.

— Мы тоже не вчера родились. В экспертной среде устойчивое мнение, что Бердыев при Гусеве слишком много на себя перетянул полномочий, совмещая функции главного тренера, управленца, хозяйственника и человека, занимающегося траснферами. После ряда сумасшедших покупок (Мартинс, Карлос Эдуардо, Адамов и другие), которые не дали результатов, было решено привести к управлению новых управленцев. Отсюда и Самаренкин, и Сорокин, и Громов. Но это отдельная история, другой разговор. В этот раз нас интересует сегодняшняя кухня клуба. Откуда Громов и Климова, кстати, появились в «Рубине»? История ведь покрыта мраком...

— Я не знаю, не понимаю. Людей увольняют из клубов, а мы как богодельня всех их здесь собираем. Новые руководители к чему бы ни притронулись, там начинаются сложности. Решили поменять эмблему, вышел провал. Решили изменить сайт, снова неудача. Раньше к сайту были вопросы по наполнению, с этим согласен, но функционал был хороший, а сейчас даже нормальной статистики нет, и делали его по ходу сезона, даже сейчас он никакой. Решили начать работать с болельщиками, в итоге всех разогнали, стали менять формат аккредитаций для журналистов, которые ждали обычных картонных бумажек до 14 тура чемпионата. Стыд! Раньше на матче с «Томью», если было 10 тысяч человек, мы хватались за голову, считали эти показатели провалом. Комичная история с фан-шопом, который принадлежит защитникам ЦСКА. Нонсенс! Управление клубом — вы сами все видите. Появилась какая-то националистическая группа болельщиков «Татарский «Рубин», хотя никогда такой не было даже в самые сложные в этом отношении годы. Не все понимают, что это плоды работы новой команды.

— Бывший редактор сайта «Рубина» Александр Егоров сказал, что происходящее в «Рубине» — это рейдерский захват.

— К Егорову у меня было своеобразное отношение. Он о «Рубине» плохо писал. После этого интервью я стал лучше к нему относиться. Он просто красавец, попал вовнутрь, узнал, как там все устроено, и рассказал людям. Претензии тут к руководству. Они что, не знали, кого берут? Журналиста с 20-летним стажем взять на работу в клуб, его ведь не исправишь.

— Показательно, на самом деле ведь Егорова туда никто не засылал. Приоткрою правду: Громов в какой-то момент переманил у нас двух журналистов. То ли соблазнившись брендом «БИЗНЕС Online», то ли так решил нас ослабить. Но пешка, как говорят шахматисты, оказалась «отравленной»...

— Да, в людях в «Рубине» не разбираются. В клубе цветет и пахнет доносительство, раньше такого не было.

— Как была работа при Самаренкине устроена?

— Я не знаю деталей и глобальных цифр. Самаренкин был энергичным лидером, и была концепция и стратегия. Сейчас идут движения из стороны в сторону. Их отношения с Бердыевым комментировать не буду, мы, работники клуба, никакого конфликта не видели.

— Нет, нет. Восточный человек на раз переиграл горячего казанского парня, что уж тут говорить. Но мы год назад делали интервью с Бердыевым, и у нас сложилось ощущение, что он жалеет теперь, что у него так случилось с Самаренкиным.

— Не знаю, а вот новые руководители думают, что мы тут в Казани папуасы, сидим тут лаптями щи хлебаем. Я пришел к мнению, что они не уважают местных. Это факт. Свежий пример: на выезды с командой перестали брать местных журналистов, мол, они должны летать за командой за счет своих редакций. При этом на матч «Рубина» в Лиге Европы берут целую компанию московских журналистов из «дружественных» изданий. Потом на сайте появляются статьи с рассказами о сладкой жизни «ценных» работников «Рубина» и самих акул пера, к которым, кстати, я ничего плохого не имею. Им перестанут платить — они перестанут писать... Вот и вся схема.

— Что дальше? Ладно, уберем в очередной раз в угоду Бердыеву менеджмент... Проходили, знаем. Следующие тоже плохими быстро станут, или теперь нет?

— Что дальше, не знаю. Но важно, чтобы клубом управляли фанаты своего дела, которые любят не себя в «Рубине», а «Рубин» в себе, и были фанатами еще и республики, и города. Такое мое мнение. Твердо знаю, что в Казани есть люди, которые могут справиться с обязанностями и нагрузкой генерального директора футбольного клуба, благо, успешных команд и традиций в городе больше, чем в любом другом российском регионе и даже Москве.

Айрат Шамилов.

От редакции. Публикуя это интервью, мы прекрасно можем предсказать реакцию оппонентов нашего героя. Ильдар Губайдуллин по меркам клуба — птица невысокого полета. Не гендиректор, не главный тренер и даже не просто тренер или финдиректор. Он всего лишь сотрудник маркетинговой службы, работавший со спонсорами, а до этого отвечавший за работу с болельщиками. Но есть два «но», почему его исповедь интересна нам и болельщикам казанского клуба.

Во-первых, он 8 лет отдал семье «Рубина». Знаком со многими. В курсе многих историй и нюансов. Дружил и дружит со многими футболистами. Он очевидец эпохи чемпионства, и эпохи потрясений. Про таких говорят: информированный человек. Человек ушел из «Рубина», решив громко хлопнуть дверями. Не со зла. А потому что болит душа. Это его право. И мы его ему предоставили.

Но есть и второе «но». Интервью нашего героя читается по простой причине. «Рубин» живет словно за «железным занавесом». Как Северная Корея.

Никто не помнит, когда Курбан Бердыев в 2013 году давал пространные интервью о клубе, футболе и перспективах. Ладно, Бердыев — его не перевоспитаешь. Великий человек — простим его закрытость, замешанную на высокомерности к прессе, мол, ничего она не понимает в футболе, о чем говорить с журналистом? Причем мы убедились, это его искренняя позиция. Странная для нас, несовременная, но ладно.

Но остальные управленцы, почему они следуют той же нелепой «северокорейской» традиции?!

Президент клуба Сорокин — одно интервью с момента назначения (нашей, кстати, газете). Умница, кстати, президент клуба, но даже он не понимает, что с такой открытостью в XXI веке делать не-че-го. Болельщиков не соберешь на 45-тысячный стадион.

Громов — ни одного интервью с момента назначения! Неофициальная версия: запрет сверху.

Махмутов — одно скандальное интервью московскому уважаемому изданию. Интервью дали, так сказать, с черного хода. То есть непрофессинально. Сразу же отозвали сами — сказали: фальшивка. И смех, и грех.

Климова после приезда первое время еще помнила стандарты европейского «Шахтера», дала несколько интервью, в том числе нам. Потом — то ли звездная болезнь, то ли запрет на общение с прессой.

Подводим итоги. Господа топ-менеджеры «Рубина»! Мы готовы в любое время дня и ночи взять у вас интервью, чтобы вы рассказали о стратегии клуба, его проблемах и надеждах. Мы готовы дать все ваши версии происходящего: почему звезды уходят из клуба, почему клуб прочно сидит в нижней части таблицы, светит ли нам в 14-м Европа, как вы собираетесь привлечь болельщиков на новый стадион и так далее.

А пока вы красноречиво молчите, извините, будем читать Ильдара Губайдуллина.

Источник: БИЗНЕС Онлайн



Если понравился материал, нажми "Мне нравится":




Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


 

Последние видео 

 

Рубиномания 

Мы в соцсетях 

Реклама