Следующий матч 

ЦСКАРубин
-:-
18-й тур
09.03.2019,

Последний матч 

РубинАхмат
1:0
18-й тур
02.03.2019,

Турнирное положение 

#КомандаИОМячи
5ЦСКА132017-7
6Спартак М131914-13
7Оренбург131914-11
8Рубин131913-11
9Урал131614-20
10Ахмат131610-13
11Динамо М131510-10

Сергей Козко: «Прежний тренер вратарей «Рубина» попросил Громова не продлевать мой контракт»

Бывший вратарь «Рубина» Сергей Козко ныне входит в тренерский штаб Юрия Уткульбаева в казахстанском клубе «Актобе». В интервью «БИЗНЕС Online» Козко рассказал с какими сложностями им пришлось столкнуться в Казахстане, из-за кого его уволили из молодёжной команды «Рубина», кого стоит благодарить за то, что Игорь Портнягин «реанимировал» свою карьеру и о многом другом.

«В «АКТОБЕ» БЫЛА ЗАДАЧА ПОПАСТЬ В ШЕСТЁРКУ, МЫ С НЕЙ СПРАВИЛИСЬ»

Сергей Викторович, как оцените недавно завершившийся сезон в чемпионате Казахстана для «Актобе»? Удовлетворены проделанной работой?

– Начнём с того, что перед этим сезоном команда полностью обновилась. Из прошлогоднего состава осталось всего три человека: два игрока молодёжной сборной и второй вратарь. Всех остальных игроков пришлось отпустить, потому что у них были очень высокие зарплаты. Бюджет команды был уменьшен где-то в восемь раз, а зарплаты – в десять. Вместе с акимом Актюбинской области Бердыбеком Машбековичем Сапарбаевым решили сделать ставку на воспитание своих футболистов, развивать академию. Это единственный руководитель в стране, кто решился пойти именно по такому пути, растить молодёжь, что пойдёт на пользу и сборной Казахстана, ряды которой они смогут пополнить в дальнейшем. В чемпионате была поставлена задача попасть в шестёрку, мы с этой задачей успешно справились. У нас уже в этом сезоне было десять местных молодых ребят в заявке, из которых восемь выходили на поле. Ни с одним тренером прежде никогда не было столько местных игроков в команде. Многие из них в ещё прошлом году играли на первенство города! Плюс мы усилились ребятами из дубля «Рубина», с которыми прежде работал Юрий Анварович Уткульбаев. Это Егор Сорокин, Никита Бочаров, Марат Ситдиков, Бобир Давлатов, Михаил Петролай. Нужно понимать, что «Актобе» для казахстанского футбола – это суперклуб, который всегда занимал первые, вторые, третьи места. Из-за того, что в этом команду клуб сменил курс развития, болельщики, конечно, опасались за результат, кто-то пророчил, что команда и вовсе вылетит. Но потом, когда они увидели, что играют местные воспитанники, что команда со временем начала показывать достойный, конкурентоспособный футбол, все стали относиться к нам уже по-другому.

Как у руководства команды появилась идея пригласить на пост главного тренера именно Уткульбаева?

– Сыграли свою роль те успехи, которых он добился, работая с молодёжной и второй командой «Рубина». Он умеет работать как с молодыми игроками, так и со взрослыми. Молодую команду нужно не только физически подготовить, но и обучить тактике, что очень сложно. Чемпионат показал, что в физическом плане мы практически никому не уступаем, но пока не хватает футбольного интеллекта, тактического понимания. Получив предложение, Уткульбаев понимал, что будет очень сложно, что работать придётся с чистого листа. Одно дело, когда ты приходишь в команду, где уже налажен быт, инфраструктура, а здесь всё пришлось делать с нуля, начиная от закупки спортинвентаря и заканчивая селекцией.

Насколько тяжело далась селекция в преддверии сезона, учитывая, что пришлось полностью обновлять состав?

– На предсезонные сборы поехали практически все футболисты из выпускного года академии и казахстанские игроки, которые были свободными агентами. О каких-то качественных иностранных футболистах не могло быть и речи, учитывая, что в прошлом году зарплаты были порядка 50-60 тысяч долларов, а сейчас только один-два человека получают 5 тысяч.

Сколько времени первоначально ушло на то, чтобы понять кто из игроков чего стоит?

– Времени на то, чтобы притереться и сыграть не было, потому что сразу была обозначена задача попадания в шестёрку, вне зависимости от того, какой у команды состав и бюджет. Надеемся, что удастся сохранить костяк команды на следующий сезон плюс возможно добавиться несколько квалифицированных молодых футболистов. Громких покупок не будет, но я думаю, что в следующем году мы станем ещё сильнее, несмотря даже на маленький бюджет. По размеру бюджета мы десятые или одиннадцатые в чемпионате из двенадцати команд. К тому же, приходится ещё и расплачиваться с долгами за прошлый год.

Что помешало в квалификационном раунде лиги Европы пройти венгерский «МТК»?

– В первую очередь, нехватка опыта. У нас в составе некоторые игроки не то что европейского, даже опыта игры в чемпионате Казахстана не имели. Молодые ребята, которые могут выдать хорошую игру, но, как правило, постоянно бывают перепады, нормальные игры чередуются с провальными. Но, как показывает время, с каждой игрой ребята растут, что видно по матчам с «Астаной», «Кайратом». Юрий Анварович постоянно общается с игроками, меняет их футбольную психологию, объясняет, что ничего сверхъестественного нет, со всеми можно играть.

Много было недоброжелателей у Уткульбаева и всего тренерского штаба в начале сезона, которые потом, возможно, подходили и признавали свою неправоту?

– Поначалу, конечно, было много негатива: «Что это за тренер?! Сейчас команда вылетит в первую лигу с таким составом!». Со временем люди поменяли своё мнение, потому что видели как ведётся работа и какой она даёт результат. Болельщики видят положительную динамику и теперь уже совершенно другого мнения о тренере и команде. Естественно, есть те, которые были раньше, так сказать, при клубе, ездили на выезды, у которых были определённые льготы, им выделялся определённый бюджет, но теперь их отодвинули, после чего ожидаемо на команду посыпался негатив. Сейчас потихоньку это всё уходит. Нужно понимать, что это утопия – заключать с футболистами контракты, платить им огромные деньги, выплачивать большие комиссионные агентам… Мы в этом году вылетели в первом раунде лиги Европы, в том году «Актобе» тоже вылетел в первом раунде, уступив при этом даже менее сильному сопернику. Бюджеты несравнимы, а результат один и тот же.

У «Актобе» очень экспрессивный генеральный директор Дмитрий Васильев, которого в Казахстане едва ли не ненавидят некоторые, потому что он постоянно делает громкие заявления, обвиняет судей, журналистов. Каково работать с таким человеком?

– На самом деле, он очень переживает за команду. Он хочет добиться того, чтобы в Казахстане был чистый футбол, чтобы не было коррупции, чтобы футбол там развивался. Поэтому у нас в клубе полностью прозрачный бюджет. Да, он эмоциональный, но нам с ним легко работается. Мы с ним в постоянном контакте, все проблемы решаем совместно.

«Актобе» не раз за весь сезон пришлось столкнуться с судейскими ошибками. Как в целом оцените уровень судейства в Казахстане?

– Ошибки были и будут, но не хотелось бы верить, что это делалось специально.

Изначально, контракт всего тренерского штаба Уткульбаева был рассчитан на один сезон?

– Да. Пока ещё мы не подписывали новых контрактов.

У Уткульбаева с его тренерским штабом нет желания поработать на более высоком уровне, например, вернуться в российский чемпионат?

– Конечно, хотелось бы в дальнейшем поработать с большими клубами, но всё будет зависеть от того, насколько будет заинтересованность в наших услугах. Хочется поработать именно в России.

Конкретно в «Рубин» вернуться хочется?

– Конечно. Я считаю, у Юрия Анваровича большое будущее, зная его подход к делу, методы работы. Уверен, что в недалёком будущем он возглавит команду премьер-лиги, а «Рубин» это будет или нет, посмотрим.

Насколько сильно отличается казахстанский футбол от российского?

– Конечно, казахстанский чемпионат слабее российского. Есть «Астана» и «Кайрат», которые бы составили конкуренцию в российском чемпионате. В середине таблицы они были бы точно. Когда мы играли с «Кайратом», я разговаривал с Андреем Аршавиным. Он говорил, что ему очень нравится в Алма-Ате, в Казахстане. «Кайрат» – клуб с традициями, у него хорошая инфраструктура. Единственное, он отметил нехватку хороших стадионов в стране.

Вам в бытовом плане каково живётся в Актобе, особенно после того, как летом там случился теракт?

– Такое может случится везде, даже в российских городах. Тогда всех предупредили, чтобы не выходили на улицу. На самом деле в Казахстане спокойно, там очень гостеприимный народ.

До того, как прийти в «Актобе», вы успели некоторое время поработать в «Кубани». Как вы там оказались?

– Меня пригласил мой друг Арсен Папикян, работавший там вторым тренером. C Сергеем Ташуевым я был знаком, хотя мы с ним и не работали. Он одобрил мою кандидатуру. А когда его уволили, я тоже написал заявление, расторг контракт и перебрался в «Актобе».

«Кубань» славится довольно самодурным руководством, которое может уволить тренера за то, что он слишком мягок с футболистами. Действительно там всё настолько плохо?

– В Краснодаре всё очень странно с руководством. По большому счёту клуб не нужен руководству Краснодарского края. Всё идёт оттуда. Там очень большие задолженности по зарплатам, по премиальным. Нам, тренерскому штабу, работавшему в том сезоне, никаких премиальных не выдали вообще. А то, что они говорят, что выплачивают – это сказки. Игроки, персонал команды все адекватные, нормальные люди, но если руководство не заинтересовано в команде, то что не делай, всё равно ничего не будет. Мне очень жалко болельщиков «Кубани». Я был очень удивлён, насколько сильно люди там переживают за эту команду. Я думаю, это одни из самых лучших болельщиков в стране, учитывая то, как они поддерживают команду даже в такие плохие времена. Никто не переметнулся болеть за «Краснодар», который на подъеме, все остались преданны «Кубани». Обидно, если такая команда исчезнет из российского футбола.

«КЛЕЙМЁНОВ ПОПРОСИЛ ГРОМОВА, ЧТОБЫ СО МНОЙ НЕ ПРОДЛЕВАЛИ КОНТРАКТ»

Поговаривали, что из молодёжной команды «Рубина» вы ушли, потому что руководство посчитало ваш контракт слишком большим. Так ли это на самом деле?

– Со мной никто не разговаривал на эту тему. Меня просто убрали. У нас были недопонимания с тренером вратарей основной команды Клеймёновым. Как я потом узнал, он попросил Громова, чтобы со мной не продлевали контракт. Вот и всё. Я был готов пойти и на уменьшение зарплаты, поэтому то, что говорят – это бред. Клейменову не нравилось, что у меня есть своё мнение. Например, с Кафановым мне было очень приятно работать. Мы с ним всегда находили общий язык и до сих пор общаемся.

Что конкретно не устраивало Клеймёнова?

– Когда вратарь дубля, который привлекается в основную команду, слабее другого вратаря дубля, появляется непонимание, почему это делается. Молодые футболисты же тоже не дураки, они всё понимают, кто сильнее, кто слабее, и когда они видят, что одного берут, в основу, а другого не замечают, это как минимум неприятно. Для меня все вратари дубля были одинаковы. Кто был сильнее, тот и играл за дубль или за «Рубин-2». Собственно, из-за разногласий с тренером вратарей главной команды Клейменовым, со мной и не переподписали контракт.

Вы работали с Тимуром Акмуризиным, который сейчас третий вратарь в «Рубине» и которого видят чуть ли не приемником Сергея Рыжикова. Насколько обоснованы эти ожидания?

– Полноценно заменить Сергея может только уже готовый вратарь. Молодой парень может одну игру ошибиться, вторую, после чего он может психологически сломаться. Всё должно быть постепенно. Школа, дубль, вторая команда или аренда. Стало модно вешать ярлыки: «второй Рыжиков», «второй Акинфеев». А как показывает практика, когда молодого вратаря ставят в состав, за исключением разве что Селихова из «Амкара», одна-две ошибки, после чего их меняют и зачастую они даже вообще пропадают. Поэтому преждевременно сейчас говорить, что Акмурзин сможет заменить Рыжикова. Время покажет. Он ещё шишки себе набивает даже в дубле, чего уж говорить о взрослом футболе, где цена ошибки – это место в еврокубках и тому подобное. Это в дубле можно ошибаться, но, играя за основную команду, нужно отвечать за результат. Это давление не каждый может выдержать.

Вы упомянули о Громове, о котором мало у кого остались хорошие воспоминания. Его деятельность как-то касалась лично вашей работы?

– Я о нём ни хорошо, ни плохо не могу сказать. Я с ним никак не контактировал. Хорошего он для меня ничего не сделал, контракт с «Рубином» я подписывал ещё при Бердыеве. То, что он со мной не подписал новый контракт – это его право. Может быть он даже и подписал бы его, если бы не вышеупомянутые обстоятельства. Ничего плохого лично для меня Громов не сделал.

«К «БАРСЕЛОНЕ» БЕРДЫЕВ НАЧАЛ ГОТОВИТЬСЯ ЗА ПОЛТОРА МЕСЯЦА»

Как вы отнеслись к увольнению Бердыева?

– Он очень много сделал для команды, для всего футбола в Казани. Я был в шоке, когда узнал об этом. Вообще не мог представить, что его могут уволить. Я не знаю из-за чего конкретно это произошло, но Казань потеряла большого специалиста, добившегося огромных результатов. Но, что сделано, то сделано. На тот момент видимо они думали, что уволив Бердыева, можно будет взять на его место любого другого специалиста и будет тоже самое, но они глубоко заблуждались. На тот момент команда перестраивалась, пыталась играть в более атакующий футбол, возможно, из-за этого что-то не получалось.

Основная версия, что его убрали из-за того, что он был нечист на руку.

– Как я могу говорить о том, чего я не знаю? Те же журналисты, как об этом могут говорить, если они доподлинно этого не знают?

За то время, что вы работали с Бердыевым, начиная с 2002 года и заканчивая 2013 годом, насколько сильно он изменился?

– Кардинально. Не могу сказать насколько сильно в плане человеческих качеств, разве что стал больше улыбаться. Как тренер, он очень сильно поменялся. В начале нулевых он прививал нам более оборонительный футбол, а сейчас в «Ростове», где подбор игроков по сравнению с соперниками слабее, он ставит более атакующий футбол, команда больше начинает владеть мячом. Когда надо закрыться, они закрываются, когда надо атаковать – атакуют. Раньше вне зависимости от соперника у нас была примерно одна и та же игра. Тот провал, который случился перед тем, как его уволили, отчасти связан с тем, что он пытался поменять игру команды на более атакующую, искал и пробовал что-то новое.

Какое значение для вас имели завоёванные в 2003 году бронзовые медали?

– Тогда для Казани это был большой успех. Команда ни разу не играла в высшей лиге, и факт попадания туда уже был успехом, а тут ещё и сходу бронзу завоевали. В городе был футбольный бум. Теперь в Казани появилась академия, стадион, сюда приезжали «Барселона» с «Интером». Люди приелись футболом, кроме еврокубков им уже мало что интересно. Казань – большой и красивый город, а «Рубин» – клуб с большими амбициями и возможностями, который всегда должен быть как минимум в пятёрке.

После 2004 года вы перешли из «Рубина» в «Москву». Если бы была такая возможность, изменили бы своё решение, учитывая, как всё сложилось в итоге?

– Да. Нужно было прислушаться к тому, что советовали. Схожая ситуация была и у Рыжикова, когда его звали в «Спартак». Не факт, что он там бы заиграл. Говорят же, что у игроков есть «свои» команды. На тот момент «Рубин» был «моей» командой. У меня здесь всё получалось, я себя очень комфортно чувствовал. По прошествии лет я, конечно, сожалею о своём решении. Не надо было уходить.

В том же 2004 году вы провели свой единственный, пусть и неофициальный, матч за сборную России.

– Сборная играла два матча в Японии. В одном играл Слава Малафеев, в другом – я. В том составе были ещё молодые Кержаков, Аршавин, Быстров, а также Денис Бояринцев, Валерий Есипов, Виктор Онопко. Было интересно и сыграть, и посмотреть Японию. Она меня поразила минимализмом. Там всё было очень маленькое: номера, туалеты и прочее. Не развернуться. Удивило, что в Японии все люди улыбчивые, радостные. Мне там очень понравилось.

Вы вернулись в «Рубин» в самый подходящий момент, когда команда два года подряд становилась чемпионом. Кто был инициатором вашего возвращения в Казань?

– Всё благодаря Виталию Кафанову. Позвали обратно, сказали: «Доказывай!». Тогда же взяли и Сергея Рыжикова. Изначально, любой вратарь хочет быть первым номером в команде. Я был таким же амбициозным, как и Сергей. Своей работой на предсезонных сборах, игрой в контрольных матчах, Рыжиков доказал, что он сильнее. Как показало время, свой уровень он поддерживает уже на протяжении стольких лет. Правда, был момент, когда я мог закрепиться в составе. Сергей получил травму, и я отыграл пять матчей перед паузой в чемпионате, а в первом же после неё, с «Крыльями Советов» на выезде, получил травму в столкновении с Шароновым. Вновь играть стал Сергей и больше шансов себя сместить уже не давал.

Что лично для вас было ценнее: бронза в 2003 году или чемпионства?

– Для меня – бронза. Приятно, когда твоя команда выигрывает, становится чемпионом, но всё равно присутствует внутреннее неудовлетворение от того, что сам не играешь. Поэтому, когда ты сам принимаешь участие, чего-то добиваешься, пускай даже не золота, а бронзы – это ценнее.

Какие у вас отношения сложились с Рыжиковым вне поля?

– Нормальные. Мы с ним и сейчас продолжаем общаться и переписываться.

На ваш взгляд, как человека находившегося внутри команды, за счёт чего «Рубину» удалось завоевать два чемпионства подряд?

– Тогда у нас был сильнейший тренерский штаб. Речь не только о главном тренере, но и обо всех его помощниках, работавших на тот момент. Плюс у нас сложился очень хороший коллектив. Пригласив такого футболиста как Сергей Семак, Бердыев вытащил счастливую карту. Это во многом способствовало чемпионству. Думаю, без него бороться за золото было бы гораздо сложнее

Какое из чемпионств было завоевать сложнее?

– Сложнее в 2009 году, хотя в том сезоне мы уже знали свои возможности, понимали, что со всеми можно играть на равных. Но первое чемпионство – это было что-то незабываемое.

Матч с «Барселоной» на «Камп Ноу» какие оставил впечатления?

– Честно говоря, никакой дополнительной накачки не было. Не могу сказать, что выходя на поле, все боялись, тряслись от страха. Все понимали, что если выиграем, то будем героями, а если проиграем, то ничего страшного не произойдёт. К той игре Бердыев за полтора месяца начал готовиться. Были наработаны тактические схемы, нам показывали, где нужно перекрывать зоны, как играть при стандартных положениях. «Барселона» была разобрана полностью.

В «Рубине» всегда было много легионеров. Кто из них вам больше всего запомнился?

– Меня удивил Саво Милошевич. Из всех, кто у нас играл тогда, он был самым титулованным, самым именитым, но когда Бердыев не выпускал его на поле, он ни разу не показал, что чем-то недоволен. Иные ходят обижаются, бурчат что-то, а он наоборот. Бывали и ситуации, когда он выходил на тактическую замену под конец матча. Он поразил меня своим профессионализмом и человеческими качествами. А если рассматривать с точки зрения мастерства, то самым сильным, самым ярким был Алехандро Домингес. Я помню, когда он приехал к нам в 2004 году, он был вообще неуправляемым. Бердыев его воспитывал, коллектив тоже воспитывал. Домингес считал, что в России в футбол никто не умеет играть. А потом уже, когда я вернулся, я увидел совсем другого Домингеса.

«ЕЩЁ ПРИ БИЛЯЛЕТДИНОВЕ, ЭДУАРДО И ДЕВИЧ КРИЧАЛИ УТКУЛЬБАЕВУ: «О, НАШ ТРЕНЕР ПРИШЁЛ!»

Завершив карьеру в «Химках», вы в третий раз вернулись в «Рубин», но уже в качестве тренера. Кто на этот раз инициировал ваше возвращение?

– Закончив с футболом, я в Краснодаре выучился на тренерскую категорию «С». Потом меня Арсен Папикян пригласил тренером вратарей в Армавир, где я проработал полгода. В «Рубине» Кафанов всегда хотел вырастить вратаря, такого, чтобы прошёл весь путь от школы до основной команды. Он меня позвал работать в дубле и параллельно помогать ещё в школе с вратарями. Было очень интересно с ним работать, я очень многому у него научился. После каждой тренировки я ему задавал различные вопросы, он мне всегда подсказывал что-то. Когда ты становишься тренером, то сталкиваешься с тем, что не знаешь что нужно делать. Ты должен понимать для чего нужно то или иное упражнение, объяснять это игрокам.

 

 

Кто из тех ребят, с кем вы работали в молодёжной команде «Рубина», в ближайшем будущем смог бы заиграть в основной команде, не считая Ахметова, который уже давно туда привлекается?

– Ахметова слишком рано забрали в основную команду. Ему ещё нужно было наиграться в дубле, проводить полные матчи. А получилось, что увидели «звёздочку» и сразу же забрали к себе. Это хорошо, но он должен был ещё чему-то научиться в дубле, потому что в основе времени на то, чтобы кого-то учить нет. Часто именно этим и портят молодых игроков. В основе другие нагрузки, другие требованиями. В дубле бы он и играл чаще, и, что называется, мясом бы оброс. Я уверен, что Вольфганг, работавший тренером по физподготовке, квалифицированнее Бондаренко, который работал в штабе Билялетдинова. Его методики, возможно, были хороши для легкоатлетов, но не для футболистов. Поэтому в основной команде и было столько мышечных травм, все рвались, все тянулись. В целом же, на самом деле в дубле у нас было очень много интересных ребят.

Каково работалось с теми игроками, который ссылали в дубль из основной команды?

– Взять Портнягина, на котором поставили крест. Его хотели то ли в Нальчик, то ли во Владивосток отправить, в итоге отдали дублю, со словами, что основной команде он не нужен. Уткульбаев его за время предсезонных сборов подготовил, Портнягин сыграл несколько матчей за дубль и «Рубин-2», и тренеры основы, увидев, что Игорь то оказывается в порядке, забрали его обратно себе. В основной команде Портнягин стал сразу забивать, а Уткульбаеву за это никто даже «спасибо» не сказал. Все лавры ушли другим. Или ситуация с Карлосом Эдуардо. Он на первую тренировку пришёл с таким гонором, а Уткульбаев ему спокойным тоном сразу сказал, что если он будет так тренироваться, то ему тут не место. После чего развернулся и даже в его сторону не смотрел. Тот после этого сразу стал нормально заниматься, а после возвращения в основу, подходил и благодарил за то,что его подготовили. Таким же образом и Девича подготовили, когда его к нам отправили. Потом была смешная и одновременно неудобная ситуация, когда Уткульбаев заходил на базу, а Девич и Эдуардо ему кричат: «О, наш тренер пришёл! Давай-давай, тренируй». Это ещё при Билялетдинове было. Все ребята, которых ссылали в дубль, они потом возвращались в основную команду. Для тренера очень важно уметь общаться с футболистами, будь то молодежь или уже опытные игроки. Найти общий язык, какие-то точки соприкосновения очень сложно. Всем игрокам и обстановка, и тренировочный процесс в дубле нравились. Самое главное – это заинтересовать футболиста. Не просто давать те или иные упражнения, но и объяснять их, чтобы игрок понимал для чего всё это.

Сильно ли для тренера разнится работа с молодыми и взрослыми игроками?

– Со взрослыми легче. Молодых нужно учить простым вещам: как бить по мячу, как отдать пас и так далее. Взрослых же по большей мере нужно правильно организовать, верно расставить на поле и подготовить физически.

Как оцениваете игру «Рубина» в нынешнем сезоне под руководством Хави Грасии?

– Не могу судить, не зная о том, что происходит внутри команды. Сейчас «Рубин» начал побеждать, но всё равно какой-то целостности в игре пока не видно. Возможно, это связано с тем, что долгое время Грасия часто проводил ротацию состава, искал лучшие сочетания игроков, что не могло не сказаться на общекомандной игре. В каждой игре у «Рубина» есть какие-то положительные эпизоды, но не хватает именно целостности. В команде собраны очень квалифицированные футболисты и с таким составом реально добиваться очень высоких результатов.

«Всем кандидатам мы с самого начала говорили: в тренерский штаб войдет человек, которого мы будем в дальнейшем готовить как главного тренера «Рубина», – говорил президент клуба «Рубина» Ильсур Метшин. На ваш взгляд, Уткульбаев согласился бы пойти по такому пути?

– Не могу говорить за него, готов он к такому шагу или нет. Я думаю, что в Казань и в «Рубин» он вернулся бы с удовольствием. Другой вопрос в каком качестве? Всё будет зависеть от конкретных предложений.

Источник: БИЗНЕС Онлайн



Если понравился материал, нажми "Мне нравится":




Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


 

Последние видео 

 

Рубиномания 

Мы в соцсетях 

Реклама